Власти решили помочь попавшему под санкции банку Ротенбергов. В Германии раскритиковали президента России Владимира Путина за то, что он призвал Европу оказать помощь в восстановлении инфраструктуры Сирии для возвращения в страну беженцев. Об этом пишет Deutsche Welle. Скотланд-Ярд сообщил о смерти 44-летней британки Дон Стерджес, которая отравилась нервнопаралитическим веществом "Новичок". Президент Филиппин Родриго Дутерте во время визита на военную базу попросил военнослужащих пристрелить его, если он продолжит возглавлять государство после истечения срока своих полномочий и станет диктатором, передает Reuters.

Сайт пограничников в запасе и в отставке

Объявление

Подписаться на новости сайта-блога
Изначально форум создавался как офицерское собрание ВС РФ. Но во всех Вооруженных Силах столько проблем, а общественного органа, могущего повлиять или хотя бы довести до руководства страны мнения офицеров по тем или иным проблемам, нет, а то, что было, то посчитали ненужным, поэтому мы ограничились только погранвойсками, которые сейчас и войсками-то трудно назвать.
Наш форум работает с 25 января 2010 года. Посещение форума свободное, но право голоса имеют только зарегистрированные пользователи.
Правила форума указываются при регистрации.


Вы можете не только прочитать, но и ответить на на эти твиттер сообщения. Для связи с автором по Twitter Вы можете использовать форму ниже.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайт пограничников в запасе и в отставке » Об армии » «Doch erschiessen Sie mich nicht!»


«Doch erschiessen Sie mich nicht!»

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Николай Златоуст

ПРОИЗВЕДЕНИЕ РанннееАвтобиографиччное: Солженицын А.И. : ПРУССКИЕ НОЧИ
цитата:

Скрытый текст

Расступись, земля чужая!
Растворяй свои ворота!
Это наша удалая
Едет русская пехота!

Холмик, падь, мосток и холмик —
«Стой! Сходи! По карте — тут».
Будет злая ведьма помнить
В небе зимнем наш салют!

Столько лет всё ближе, ближе
Подбирались, шли, ползли, —
«Бат–тарея! Слу–шай! Трижды
В небо прусское пали!!»

Шестьдесят их в ветрожоге
Смуглых, зло-весёлых лиц.
«По машинам!.. По дороге!
На Европу! на–вались!!»

Враг — ни запахом, ни слухом.
Распушили пухом-духом!
Эх, закатим далеко!..
Только что-то нам дико
И на сердце не легко?

Зажигай дома, братва!
Эх, займётся живо-мило! —
Да не снизу! под стропила!
Под стропила, голова!!
Пусто ль ехать нам, ребятки,
Немцу память не оставив? —
Без команды, в беспорядке,
Там и сям, гляди — десятки
Дымно-красных мутных зарев.
Ну ж и крепко! ну ж и ловко
Отомщаем мы врагу!
Всё в огне! Ищи ночёвку!
Видно, спать нам на снегу...
Ладно, нам выходит туго,
Ну и ехали ж не зря! —
Расцветает над округой
Небывалая заря!
И несётся наша лава
С гиком, свистом, блеском фар —
Кляйн Козлау, Гросс Козлау —
Что деревня — то пожар!
Всё в огне!! Мычат коровы,
Заперты в горящих хлевах —
Эх, милаши,
Вы не наши!
Нам самим бы по-здорову...
И направо, и налево
Вьются, рвутся, пляшут змеи!
...

Виндткен, Ваплиц и Орлау, —
Что деревня — то пожар!
...

Мчат казаки конным строем,
С красным ленточьем лампасов,
Остро вскинув плечи в бурках, —
С каждым часом, с каждым часом
К Найденбургу! к Найденбургу!
В Найденбурге рвёт огонь
Добрый камень старой кладки.
Город брошен в беспорядке,
Взят в наживной лихорадке
И, за немцами вдогон,
Тут же брошен, снова взят
Новой лавою солдат.
Ни гражданских, ни военных
Немцев нет, но в тёплых стенах
Нам оставлен весь уют,
И, сквозь дым, сквозь чад, сквозь копоть,
Победители Европы,
Всюду русские снуют;
В кузова себе суют:
Пылесосы, свечи, вина,
Юбки, тряпки и картины,
Брошки, пряжки, бляшки, блузки,
Пишмашинки не на русском,
Сыр и круги колбасы,
Мелочь утвари домашней,
Рюмки, вилки, туфли, мебель,
Гобелены и весы, —
А на ратуше, на башне,
Прорываясь в дымном небе,
Уцелевшие часы
Так же честно мерят время
Между этими и теми,
Меж уходом и приходом,
Тем же ровным-ровным ходом,
Лишь дрожат едва-едва
Древних стрелок кружева.
...

Цвай-унд-цванциг, Геринг-штрассе.
Дом не жжён, но трёпан, граблен.
Чей-то стон, стеной ослаблен —
Мать — не на смерть. На матрасе —
Рота? взвод ли побывал? —
Дочь-девчёнка наповал.
Сведено к словам простым:
Не забудем! Не простим!
«Кровь за кровь, и зуб за зуб»
Девку — в бабу, бабу — в труп.
Окровлён и мутен взгляд.
Просит: «Тёте мих, зольдат!»
Уж — темна. Не видно ей:
Я — из них же, я-то — чей?
Нет для вас больниц, врачей.
...

В кой бы дом искать добычи?
Где богаче? Где верней?
Ванька в дверь прикладом тычет,
Глядь, а Дунька из дверей.
Что по туфлям, по зачёсу,
Джемпер, юбочка, — ну, немка!
Тем лишь только, что курноса,
Распознаешь своеземку.
Руки в боки, без испуга
Прислонилась к косяку.
«Кто ты есть?» — «А я — прислуга».
«Будет врать-то земляку!
Ни подола, чтоб захлюстан,
Ни сосновых башмаков, —
Пропусти!» — «Да кто ж тя пустит? —
Пьяный, грязный, тьфу каков!..»
К парню — новые солдаты,
Девка речь ведёт иначе:
«Погодите-ка, ребяты,
Покажу вам дом богаче,
Немок-целок полон дом!»
«Чай, далёко?..» — «За углом!
Потружусь уж, покажу,
Как землячка, послужу».
Дверь захлопнув за собою,
Налегке, перед толпою,
Убегает, их маня
В свете синего огня.
За углом исчезли круто,
Стуки, звоны и возня,
И ещё через минуту
Где-то тут же, из-за стенки,
Крик девичий слышен только:
«Я не немка! Я не немка!
Я же полька, Я же полька...»
Шебаршат единоверцы,
Кто что схватит, где поспеет.
«Ну, какое сердце
Устоять сумеет?!»
...

Старшина в докладном тоне
Хитрым вятским говорком
Рапортует, что расставил
Батарею на постой,
Что, жалеючи, оставил
Пять семеек за стеной,
Но что тотчас выгнать можно...
Почему-то вдруг тревожно
Сердце вскинулось моё.
Вида не подав наружно,
Спрашиваю равнодушно:
«Женщины?» — «Одно бабьё».
«Молодые?» С полувзгляда,
Хоть вопрос мой необычен,
Доверительно: «Что надо.
Ну, не знаю, как… с обличьем».
Вот за то, что ты толков,
И люблю тебя, Хмельков!
Чуть мигни — готовый план:
«Я, товарищ капитан...»
Сформулировать мне трудно.
Так бы смолк и взял бы книгу.
«...полагаю — в доме людно.
Во дворе видали флигель?
И коровы в хлеве рядом.
Две минуты — и порядок:
Приведу туда любую
Н-н... надоить нам молока...
Лишь бы глянувши — какую,
Вы кивнули мне слегка».
...
Худощавая блондинка,
Жгут белья крутя над ванной,
Чуть оправила косынку
И сказала робко: «Анна».
Так... лицо... фигура... Да...
Не звезда киноэкрана,
Не звезда...
Лет неплохо бы отбавить,
Здесь и здесь чуток прибавить,
Нос, пожалуй, великонек,
Да-к и я же не Erlknig∗...
Шут с ним, ладно, лучше, хуже,
Только б выбраться наружу.
Неразборно что-то буркнув,
Быстро вышел. Следом юркнул
Старшина. В сенях интимно:
«Всё понятно. Вы во флигель?»
«Я — туда, но только ты мне...
Неудобно же... не мигом...»
«Разбираюсь! Я — политик,
Всё в порядочке. Идите!»
Нежилое. Флигель выстыл.
...

Снега нарост раздышал я
На стекле до тонкой льдинки,
Вижу: в этой же косынке,
Лишь окутав плечи шалью,
С оцинкованным ведром,
Как-то трогательно-тихо
Анна движется двором.
В двух шагах за нею, лихо,
Как присяге верный воин,
Старшина идёт конвоем.
Глянул пару раз назад,
Чуть из дома невдогляд:
«Не туда, э, слышишь, фрау!
Не туда! Шагай направо!»
С тем же самым в кротком взгляде
Выражением печали
Оглянулась — поняла ли,
И прошла к моей засаде.
Дверь раскрыла — на пороге
Я. И удивлённо дрогнул
Рот её. Нето ошибкой
Показалось ей, что здесь я, —
Извиняющей улыбкой
Ей смягчить хотелось, если
Я подумал, что она
Заподозрила меня.
Стали так. Не опуская,
Всё ведро она держала...
В белых клетках шерстяная
Шаль с плеча её сползала.
Дар и связь немецкой речи
Потуплённо потеряв,
Шаль зачем-то приподняв,
Я набросил ей на плечи.
С рук, от стирки не остывших,
Лёгкий вздымливал парок.
Нерешительно спросивши,
Отступила на порог...
Шаг к двери непритворённой,
Притворил её хлопком.
К действиям приговорённый,
Поманил, не глядя: «Komm!»
Ни пыланья, ни литого
Звона трепетного в мышцах! —
Стал спиной к постели нищих
И услышал, что — готова...
...С бледно-синими глазами
Непривычно близко сблизясь,
Я ей поздними словами
Сам сказал: «Какая низость!»
В изголовье лбом запавши,
Анна голосом упавшим
Попросила в этот миг:

«Doch erschiessen Sie mich nicht!»∗
Ах, не бойся, есть уж... а-а-а...
На моей душе душа...

* * *
Где ты, детства чистого светильник?
Дрожь лампады? Ёлки серебро?..
Кто ж как не убийца и насильник
Взялся за перо?..

Соблазнявшись властью над толпой покорной,
Отшагав дороженькой кандальной,
Равно я не видел ни злодеев чёрных,
Ни сердец хрустальных.

Между армиями, партиями, сектами проводят
Ту черту, что доброе от злого отличает дело,
А она — она по сердцу каждому проходит,
Линия раздела.

Выхожу я каяться площадно
На мороз презрения людского:
Други! К радости ль стремиться? — радость беспощадна.
К торжеству ль? — да нет его не злого.

0

2

Николай Златоуст

цитата:
Солженицын А.И. - ...писатель, публицист, поэт, общественный и политический деятель... Лауреат Нобелевской премии по литературе.

*1941 г. — по 1945 г. в армии, от рядового до капитана, боевой путь — до Восточной Пруссии. Награждён орденами Отечественной войны и Красной Звезды...
1945 г. — арестован на фронте в Восточной Пруссии, 9 февраля; 7 июля осужден
...
1957 г. — 6 февраля реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР
...
1974 г. — лишён советского гражданства и выслан из СССР
...
1990 г. — восстановлен в советском гражданстве.
...

* * 2008 г. — погребен...






* * *
ТОЛЬКО Теперь истинно РАЗумеет слова Анны — «Doch erschiessen Sie mich nicht!» :

Радость беЗпощадна.
Торжество всегда НЕ злое.
НЕ убивай.

21.11.9
ВСЁ.
с Любовью в Господе Николай Златоуст

0


Вы здесь » Сайт пограничников в запасе и в отставке » Об армии » «Doch erschiessen Sie mich nicht!»